Новостная лента документов, событий, заявлений, оставивших след в истории борьбы за сохранение уникального ВУЗа страны Московской Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева


Е. Сатановский о Тимирязевской академии

Е. Сатановский о Тимирязевской академии

Земли Тимирязевской академии, результаты референдума о евроассоциации с Украиной в Нидерландах, требование Закарпатии получить автономию от Киева, идея раздельного обучения. Эти и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

Сатановский: Был крик души несколько дней назад на тему того, что в Тимирязевской академии забирают все земли, которые есть, под застройку. Ратуйте! Ратуйте! И поскольку растения тоже жалко, но не так жалко, как зверушек, которые если вымерзнут, то подохнут. А если их, как это было с крымским сафари-парком "Тайган", с зоопарком ялтинским "Сказка", потому что там было ЧП - ЧП, потому что когда у тебя детеныши белого тигра дохнут, то, вообще-то говоря, надо ставить дизель прямо вот вчера, что и удалось сделать, за что еще раз хотел бы сильно поблагодарить всех, кто принимал в этом участие - от руководства МЧС до больших чиновников.

Корнеевский: Губернатор Подмосковья тоже принял участие.

Сатановский: Там был губернатор Подмосковья, было высшее руководство МЧС, там принимал участие, когда вдруг начали отбирать этот дизель, министр Новак. Там много чего было. Там к этому спасению зверья был причастен Виктор Дворкович. Главное, кто там был, это Владимир Рудольфович Соловьев с его героическим броском в воскресенье на телефонную трубку. И хотя вся эта история не закончилась. И как она закончится - мы не понимаем. Из знаменитого "они жили долго и счастливо и умерли в один день", как правило, кончается все тем, что можно умереть в один день, но жить долго и счастливо не очень получается, но вот в политическую подоплеку, во все остальное мы вообще не лезли. Чего там, как? Это что называется не очень нравящийся мне спор хозяйствующих субъектов, и совсем не нравящееся лично мне вмешательство крымского руководства и крымского прокурора, потому что что-то нехорошо, когда в споре хозяйствующих субъектов участвует руководство области, да еще так участвует, что вспоминаются 90-е и быкование отдельно взятых персонажей.

Корнеевский: А это оттуда выражение "спор хозяйствующих субъектов"?

Сатановский: Это вежливое выражение Владимира Владимировича Путина, который очень вежливый человек, действительно, в прямом смысле, никогда не матерится и не говорит какие-то злые слова. Но когда говорит вежливые слова тихим голосом обычно, когда доведен до белого колена, то президент начинает говорить очень тихим голосом.

Корнеевский: Это особенно страшно действует.

Сатановский: Я не знаю, страшно это или нет, но просто это очень характерно. Там обычно начинаются разные последствия. Разные последствия, например, на Сахалине в некоторых республиках Коми сказались очень любопытно, потому что выяснилось, что у нас постов, которые обязательны к вечному применению и невозможные для пресечения на любом уровне чего угодно не существует. Жена Цезаря должна быть выше подозрений, но если она не выше подозрений, то ей устраивают свидание с нарами. Помните, как там в замечательном фильме Марка Захарова по поводу того, что отправят в Сибирь убирать снег, а снега там много. Диалог Абдулова с Фарадой, еще очень молодых и полных сил. Вот примерно тот случай.

Что сказала нам Академия? Забирают два участка в общей сложности 101 гектар. На этих участках Академии оставляют полевую станцию и Мичуринский сад. Потому что информация была, что и Мичуринский сад уничтожают, и полевую станцию. Это не так.

Корнеевский: Нет, его будут, наоборот, расширять и откроют для посетителей.

Сатановский: Что такое полевая станция? Это два гектара, на них с 1912 года изучается севооборот монокультур и воздействие удобрений. Длительный опыт. И перенос этой территории невозможен с точки зрения сохранения этого самого опыта, потому что там весь смысл, что вы год за годом на одной и той же почве, не меняя ее, вот лабораторный эксперимент такой. То есть, можно ли перенести, условно говоря, Зимний дворец за границу города Санкт-Петербург, а на его месте поставить палатки торговые или платформу для магазина? Можно. Но это уже немножко другое. Вот здесь то же самое. Все пришлось бы начинать с нуля.

Корнеевский: Но это оставляют, нужно подчеркнуть, чтобы люди не беспокоились.

Сатановский: Это оставляют. И это хорошо, потому что на самом деле этот опыт в мировой десятке. Понимаете, дело в том, что сокровища национальные - они же не только состоят из музеев, археологических раскопок, картинный галерей. Сорта растений или животных, ботанические сады или парки, это ровно тоже самое. И агрокомплексы, на которых ученые на протяжении более чем 100 лет изучают то, что нужно изучать на одном и том же месте, вот именно на одном и том же. Так вот это тоже национальное достояние. Ученые говорят, что двух гектаров, в принципе, достаточно. Что важно? Нужна защитная полоса. Там совершенно непонятно, что будут строить и будут ли строить, потому что если у вас рядом с вашими двумя гектарами начинаются коттеджные поселки или котлован высотки или все, что угодно. То, пожалуйста, тогда у вас воздействие негативное очень и очень серьезное. И это означает, что нужно думать головой и эту самую защитную полосу в обязательном порядке, безусловно, необходимо оставлять. Иначе получается как-то сильно глупо.

Ссылка для прослушивания аудио: http://radiovesti.ru/brand/61009/episode/1373838/#

К списку новостей 2018 года

На главную